Общество

«Поторговать башкирскими лицами»

Идеолог современного башкирского национального движения Айрат Дильмухаметов заподозрил радикальную молодежную организацию «Башкорт» в «сектантстве» и обвинил её лидеров в сотрудничестве с администрацией главы Башкирии.


фото: ru.wikipedia.org

Рустэм Хамитов

— Что мы видим: администрация главы [Башкортостана Рустэма Хамитова] организует туда [в окрестности города Стерлитамака, где расположена гора Торатау] поездку, там: «зелёные», голубые, блин, берут они «Башкорт» с собой, чтобы поторговать башкирскими лицами. Мол, башкирский народ — «тоже»… 50 тысяч подписей эти «зелёные» собрали, при помощи администрации. И вот они на коленях ползут к «белому паше» [в администрацию Президента РФ].

Речь идет о флеш-мобе, организованном рядом политических организаций Башкирии в мае. Несмотря на довольно суровое подавление несогласованных мероприятий оппозиции в Уфе, эту акцию власть как будто и «не увидела»: никаких согласований, уведомлений, полиции, репрессий. Если несогласованные публичные акции протеста проводятся при поддержке администрации главы Башкирии, никто к ним придираться, разгонять не станет.

При негласном участии блока внутренней политики администрации главы Башкирии, молодежная организация «Башкорт» и примкнувшая к ней депутат Госсобрания Руфина Шагапова собрали вокруг одного из шиханов — меловых холмов, расположенных к Югу от Уфы, несколько сот активистов, которые встали с длинным триколором цветов башкирского флага вокруг одного из них — под названием Торатау.

Лидер «Башкорта» Руслан Габбасов уже божился в личном аккаунте в социальной сети, что он не сотрудничает с администрацией Хамитова, однако эти слова, очевидно, не убедили его старшего товарища Айрата Дильмухаметова. Если эти громкие заявления в отношении «политических внуков» — не попытка, конечно, со стороны «старой гвардии» вклиниться в неокрепшие ещё ресурсные отношения между башкирским «Белым домом» и молодым нацдвижением.

Дильмухаметов — личность в Башкирии легендарная и драматическая. Сын секретаря башкирского обкома КПСС и один из лидеров Союза башкирской молодежи, в борьбе за права башкирского народа с 1991 года. В сентябре 2017 года вышел из заключения в одном из лагерей Кировской области, где отбывал трехлетний срок по приговору Кировского же райсуда Уфы за «публичное оправдание терроризма», фактически за статью «Светопреставление», которая была признана экстремистской. Ему также на два года запрещена журналистская деятельность. Сомневаться в его словах, произнесенных в личном видеоблоге с некоторым риском продолжить карьеру «Башкирского Манделы» в местах не столь отдаленных, не приходится.

Была ли организация «Башкорт» привлечена к этой акции втёмную, или в результате каких-то переговоров с администрацией Рустэма Хамитова, общественность доподлинно никогда не узнает. Важно то, что маргинальный малоизвестный ещё год назад кружок по интересам, получив импульс и одобрение, перспективную, поддержанную властями тему, стал раздуваться в огнедышащего дракона. Кормить националистов признанием со стороны власти — как тушить пожар керосином.

Этот метод — пугать общественность и «не разбирающийся в местных темах» федеральный центр умело возмущенными националистами в «башкирской политике» является традиционным.

Трюки эти хорошо известны куратору внутренней политики Кремля Сергею Владиленовичу Кириенко, который работал первым полпредом Президента РФ в Приволжском федеральном округе в начале двухтысячных. Сам Рустэм Хамитов в это время, кстати, трудился главным федеральным инспектором по Башкирии, состоял в аппарате полпреда и даже успел поработать у Кириенко помощником, как раз по национальным и конфессиональным вопросам. Но недолго. С декабря 2002 года по февраль 2003 года. С учетом зимних каникул — месяц. Не сложилось. Видимо, не складывается и сейчас.

В те годы первый президент Башкирии Муртаза Рахимов привлекал «для картинки» молодцев из националистических организаций для того, чтобы создать для телекамер фон «народного несогласия» с тем или иным решением федерального центра.

Весной 2005 года под флагами национальных организаций на уфимские площади свозили сельскую молодежь для того, чтобы распугивать старушек, вышедших протестовать против закона о «монетизации льгот».

Молодежная организация «Кук буре» («Небесный волк») получила известность в 2010 году благодаря попыткам повлиять на решение федерального центра о замене высшего должностного лица субъекта РФ. И даже Всемирный курултай башкир — организация сколь респектабельная, столь и подконтрольная для башкирского «Белого дома» — и та засвечивалась в манипуляциях на тему самобытности: «варягу в Башкирии не править — народ не поймёт!», — звучало с трибуны его съезда в переломные для республики моменты.

В начале своего губернаторства Рустэм Хамитов сторонился этнически напряженных людей и уклонялся от любого «башкирского» вопроса. Для «присмотра за башкирами» у него есть целый вице-премьер, руководитель аппарата Правительства Илшат Таджитдинов, который курирует финансовые потоки, направляемые на развитие башкирского Зауралья, азиатской части республики, в которой большинство составляют этнические башкиры. Однако его многотрудная деятельность не уберегла Хамитова от обострения национального вопроса в 2017 году: башкиры начали выходить на площадь, дело завершилось арестами и вмешательством федерального центра.

Тогда «Башкорт» и заявила о себе впервые громко, стала узнаваемой не только в этносреде, но и за ее пределами. Но поначалу «Башкорт» выступал против Хамитова и даже призывал его к отставке. Теперь прошлогодних призывов из серии «Раз-два-три, Хамитов уходи» вообще не звучит.

Больше, чем отставкой Хамитова, башкирские организации увлеклись языковой темой. Федеральный центр в 2017 году начал разбираться с практикой обязательного изучения в школах башкирского языка вне зависимости от национальной принадлежности ученика и желания его родителей. Это вызвало новый всплеск уличной активности, в котором «Башкорт» играл не последнюю роль.

Все изменилось в апреле 2018 года: Хамитов неожиданно заострил вопрос о сырьевой базе для «Башкирской содовой компании», мол, гору не отдам, и, тем самым фактически начал свою избирательную кампанию на 2019 год. «Башкирская содовая компания», оказавшись под угрозой закрытия из-за истощения сырьевой базы, официально и публично обвинила его в популизме.

Дело вышло из кабинетов: флеш-мобы, громкие заявления, взаимные обвинения. Однако прибегать к использованию националистических организаций в своих целях администрация Хамитова ещё не решалась: театральный флешмоб с «Башкортом» — это своего рода премьера. Хамитов, который долго делал вид, что все вопросы национального характера в регионе разрешены, объективно взрастил национальное движение молодых башкир, негативно настроенных к существующей власти. Что бы он не делал, в политике ли, в языковом ли вопросе, в экологическом ли, все объективно приводит к росту националистических настроений среди башкир, а на их острие оказался почувствовавший силу «Башкорт».

Не будучи знатоком башкирского языка и носителем башкирской культуры, Рустэм Хамитов оказался заложником радикально настроенных групп и сделал для роста башкирского неорадикализма больше, чем любой башкир. Пока это всё — сомнительные спектакли, разыгрываемые кукловодами из администрации Хамитова.

Но какой громкости аплодисменты прозвучат от главного зрителя этого действа — Кремля, видимо, мы скоро узнаем.

Источник

Показать больше

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 4 =


Яндекс.Метрика
Close